воскресенье, 21 октября 2012 г.

Стипендия - пособие, а не зарплата

Как сообщает "Право.ру", Конституционный Суд отказал в рассмотрении жалобы аспиранта Института государства и права РАН Андрея Каплиева, который добивается повышения аспирантских стипендий до прожиточного минимума. Ранее Каплиев несколько раз пытался оспорить в Верховном суде РФ нормативно-правовые акты, устанавливающие размер стипендий аспирантов и докторантов, однако в декабре прошлого года получил окончательный отказ. После этого Каплиев попытался добиться пересмотра "дискриминационных" норм в КС РФ.

Стипендия — это вид "социальной поддержки", размер которой можно устанавливать произвольно

Сейчас размер стипендий студентов, аспирантов и докторантов определяется президентскими указами и постановлениями правительства, по действующему постановлению правительства от 8 декабря 2010 года стипендии аспирантов составляли до сентября 2012 года 2500 руб., с 1 сентября — 6000 руб. Как говорится в поданной в КС жалобе Каплиева, "данный размер оплаты труда не обеспечивает высококвалифицированному специалисту, коим является аспирант, получение даже минимального размера оплаты труда". Сейчас "общероссийский" МРОТ для трудоспособного человека составляет 4611 руб. (в Москве — 11 700 руб.), а прожиточный минимум — 6827 руб. (в Москве в III квартале 2012 г. — около 14 300 руб.). То есть с сентября 2012 года размер аспирантской стипендии представляет собой нечто среднее между МРОТ и прожиточным минимумом.
При этом Каплиев добивался не только изменения размера стипендии, но и, фактически, пересмотра правовой природы этой выплаты. Государство расценивает стипендии лишь как одну из "мер социальной поддержки" учащихся (п.п.4 п.3 ст.2 Федерального закона № 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании"). Именно на этом строилась аргументация Верховного суда, отказавшего Каплиеву с формулировкой, что "стипендия — это одна из мер государственной поддержки, а не зарплата", а при этом ни в одном законодательном акте не сказано, что стипендия должна быть равна прожиточному минимуму.
По мнению заявителя, такая трактовка нарушает "конституционные права на достоинство, достойную жизнь, достойную оплату труда и свободное развитие молодых ученых". При этом Андрей Каплиев в разговоре с "Право.Ru" подчеркнул, что аспирант-очник все свое время должен посвящать обучению и научной работе — он даже сдает свою трудовую книжку в деканат вуза. Следовательно, считает Каплиев, действующий порядок нарушает и конституционное право гражданина на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (ст.37 Конституции РФ).

По мнению КС РФ, привязка пособий к МРОТ "не согласуется с его конституционно-правовой природой"

Однако Конституционный суд не согласился с доводами Андрея Каплиева, опираясь на те же аргументы, что и Верховный суд РФ. В опубликованном на сайте КС определении от 24 сентября 2012 года говорится о том, что действующие законы и "право на государственную стипендию направлены на обеспечение социальной поддержки [аспирантов] в период получения послевузовского образования и не могут рассматриваться как нарушающие их конституционные права". Также Конституционный суд считает, что институт МРОТ предполагает "установление того минимума денежных средств, который должен быть гарантирован работнику в качестве вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей", а его использование для других целей, в том числе в качестве норматива при расчете социальных выплат, "не согласуется с конституционно-правовой природой этого института". Следовательно, говорится в определении КС, отказ законодателя привязывать стипендии к МРОТ позволил "освободить его от выполнения не свойственной ему функции".
КС приводит и отчасти парадоксальное соображение о том, что прожиточный минимум, в отличие от МРОТ, "применяется в том числе для… определения устанавливаемых на федеральном уровне размеров стипендий, пособий и других социальных выплат". При этом суд констатирует, что фактический размер стипендий и его обоснование производится "исходя из имеющихся у государства материально-финансовых средств" и это прерогатива правительства, а не Конституционного суда. Поэтому Каплиеву отказано в рассмотрении его жалобы.

По мнению Андрея Каплиева, продемонстрированный Конституционным судом подход может даже сыграть на руку студентам и аспирантам. "Фактически, суд указал, что стипендии, пенсии и другие социальные выплаты должны рассчитываться с учетом прожиточного минимума, который выше МРОТ, — считает Каплиев. — Это самый важный итог [разбирательства] и наша главная победа".

Новый закон "Об образовании" увязывает стипендии с МРОТ, но все еще может измениться

Мотивы Конституционного суда понятны: в своей жалобе Каплиев затронул целый клубок правовых вопросов, многие из которых скоро могут получить новое законодательное решение. В частности, размер МРОТ значительно отстает от прожиточного минимума, и в апреле вновь избранный президент Владимир Путин обещал это исправить "в ближайшие несколько лет". Также Путин сразу после вступления в должность подписал указ о повышении размера студенческих стипендий до 100% МРОТ — но только для нуждающихся студентов 1—2 курса, учащихся на "хорошо" и "отлично".
Но главное, 17 октября Госдума одобрила в первом чтении проект нового закона "Об образовании", в котором размер стипендий учащихся техникумов, вузов, аспирантур и докторантур привязывается именно к МРОТ, а не к прожиточному минимуму. В Минобрнауки неофициально говорят, что этот вопрос был согласован на уровне правительства, прежде всего с Минфином, однако в ходе парламентских обсуждений закон еще может значительно измениться. Размер стипендий был привязан к МРОТ до 2001 года, но затем правительство перешло к определению стипендий в реальных суммах (в результате официальная стипендия аспирантов долгие годы составляла 100 руб. в месяц).

В проекте закона "Об образовании" говорится, что студенческая стипендия должна составлять не менее половины МРОТ, аспирантская — 100% МРОТ. Однако депутат Госдумы от "Справедливой России", заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Виктор Шудегов говорит, что единого подхода к этому вопросу у фракций нет. "Кандидат в президенты Владимир Путин обещал, что стипендия будет равна прожиточному минимуму, — напоминает Шудегов. — Этот вопрос я задавал на последнем заседании Думы, когда рассматривался вопрос о прожиточном минимуме, основному докладчику по этому вопросу, председателю комитета по соцполитике Андрею Исаеву [из "Единой России"]. И получил ответ, что повышение будет, но не сейчас и не всем. Фактически, сейчас не предусмотрено такое повышение стипендий, в том числе в связи с прохождением нового закона "Об образовании" через парламент".

"Мы хотим, чтобы защищенность студентов была прописана в законе, а не указами президента"

Виктор Шудегов указывает на то, что он и его коллеги еще несколько лет назад предлагали законопроект о привязке размера стипендий к прожиточному минимуму — 40% МРОТ для обучающихся по программам среднего профессионального образования, 50% МРОТ для студентов и 100% МРОТ — для аспирантов. Тогда закон принят не был, однако с тех пор ситуация еще более усложнилась, говорит депутат: например, прожиточный уровень как норматив для стипендии введен для интернов и в ординатуре медицинских вузов, а аспиранты продолжали получать по 2500—3000 рублей.
"Мы хотим, чтобы защищенность студентов была прописана в законе, а не указами президента устанавливались бы стипендии и заработная плата, — поясняет Шудегов. — В альтернативном проекте, который предлагают коммунисты, было примерно то же самое, что предлагали и мы, только студентам профучилищ предлагается платить 60% от МРОТ. Но это в любом случае гораздо лучше, чем сейчас, когда наши студенты имеют 10—15% от прожиточного минимума. Безусловно, это один из важнейших пунктов, его нужно добиваться независимо от фракционной принадлежности".
Зампред комитета по образованию согласен и с тем, что аспирантам нельзя платить стипендии ниже прожиточного минимума, и полагает, что стипендии должны рассчитываться с применением регионального коэффициента, то есть с учетом реальной стоимости жизни в регионе.

Если стипендия аспирантов — не зарплата, то их научная работа в глазах государства превращается в хобби

Председатель Российского студенческого союза Артем Хромов поддерживает Андрея Каплиева в его борьбе за повышение стипендий, при этом признавая сложность вопроса о ее правовой природе. "Мы понимаем, что суд не вынесет решения, в котором признает стипендию не пособием, а зарплатой, — говорит Хромов. — В этом случае на студентов и аспирантов будут распространяться нормы трудового законодательства, и суммы выплат значительно возрастут, что сильно давит на бюджет. Я считаю, что стипендия студента, а тем более аспиранта — это именно зарплата, потому что, обучаясь, они выполняют свой гражданский долг, а завтра будут работать на экономику государства и приносить ей прибыль. Обучающиеся не должны работать во время учебы, поскольку это сильно бьет по качеству образования".
Хромов полагает, что одна из причин, по которым государство не торопится повышать стипендии, заключается в массовости высшего образования: если в 1980-е годы в вузы поступали около 25% выпускников школ, то сейчас — более 80%. "Государство не хочет переоценивать свои социальные возможности, а те средства, которые есть, распределяются между всеми, — говорит Хромов. — В итоге предпринимается ряд хитрых шагов: стипендия перераспределяется между отличниками—хорошистами и не достается троечникам, вводится в действие механизм стипендиального фонда, когда вузы могут направить дополнительные доходы на поощрение лучших учащихся. Но если не платить троечникам, они вынуждены будут работать и станут учиться еще хуже".
Стипендии аспирантов должны не только обеспечивать им базовый уровень жизни, но и служить стимулом для того, чтобы продолжать заниматься фундаментальной наукой в России, считает Юрий Громыко, директор НИИ Инновационных стратегий развития общего образования Департамента образования города Москвы. "Сейчас государство ведет политику, — говорит Громыко, — в результате которой перспективные молодые ученые вынуждены или включаться в бесконечную гонку за грантами, или уходить в научно-исследовательские центры международных компаний, часто — уезжая за рубеж. При этом известно, что огромная часть прорывных открытий совершается именно молодыми учеными. Что вы выберете: работать над своей научной темой, получая стипендию и ставку лаборанта в российском институте, или зарплату в $4000 и коттедж у моря где-нибудь в Южной Корее? Мне достоверно известно о таком предложении, которое крупная компания сделала молодому человеку через несколько дней после публикации тезисов его кандидатской диссертации. В современной науке идет конкуренция тем и научных групп, которые над ними работают. Поэтому во всем мире понимают, как важно обеспечить социальные стимулы для того, чтобы молодые ученые могли заниматься именно наукой, а не бороться за существование. У нас же де-факто считается, что обучение в аспирантуре — это такое хобби, не имеющее четко прописанного содержания и оплаты, привязанной к достигнутым результатам".

Комментариев нет:

Отправить комментарий